Метки

Такой вопрос задал нам вчера, 7 сентября, литературный критик, историк русской литературы Дмитрий Петрович Бак на лекции «Так что же нам делать? Опальный роман Н.Чернышевского в 20-м столетии «,  которой началась серия «Открытых уроков литературы» для учащихся и преподавателей московских школ в рамках Международной книжной выставки-ярмарки. 
Но это было потом. А вначале была поездка в автобусе. Два 10-х класса в сопровождении учителя литературы И.В.Беловой и Школьной Библиотекарши отправились на ВВЦ. Как всем известно, если едешь куда-нибудь в тёплой компании возникает непреодолимое желание спеть (это, наверное, в нас от ямщиков).
И сегодняшние дети — не исключение. Только вот пели песни они на английском языке почему-то.
ВВЦ встретил нас великолепной солнечной погодой.
А на первом этаже 75-го павильона разместились всевозможные выставки. Например вот эта:
И эта:
Но больше всего на нас произвела впечатление фотовыставка «Москва советская и несоветская». В основе ее лежит замечательная идея — сравнить Москву начала 20 века с Москвой сегодняшней. Рядом с архитектурным фотофрагментом Москвы 20-30-х годов расположен этот же фрагмент, но уже начала 21-го века.
Марк Марков-Гринберг. Частная коллекция. Физкультурный парад на Красной площади 1935 год.
Фонд «Московское время». День студента. 2 сентября 2007 г.
Улица Горького 30-у годы и улица Тверская 2008 г.
Сухаревская площадь 1926 г. и 2008 г.
А впереди была основная цель нашей поездки — «Открытый урок литературы» и встреча с замечательным, очень увлечённым своим делом человеком. Д.П.Бак 15 лет преподавал русскую литературу в старших классах московской средней школы №136. С 2008 года он заведующий кафедрой истории русской литературы новейшего времени Историко-филологического факультета РГГУ.

В течении одного часа мы услышали живой и эмоциональный рассказ о Н.Г.Чернышевском, об основной функции литературы, о том что прекрасное — есть жизнь, и выгодой для каждого индивидуума, на самом деле, является счастье других.

Основная функция литературы — моральная проповедь и познание.

  • Сходство Н. Чернышевского и Л. Толстого.
  • Советский культ Чернышевского сменился забвением.
  • Разночинцы. Цифровой человек.
  • Биография писателя. Путь в журналистику.
  • Эстетика Чернышевского. Полемика с Гегелем.
  • История появления романа «Что делать?» (Вот тут-то и прозвучал вопрос «Кто-нибудь читал роман? (боюсь спросить)».
  • Двойственность. (Двойственность автора. Двойственность читателя. Чернышевский иронично обращается к читателю: «Мой проницательный читатель, ты можешь стать проницательным, если сумеешь найти между строчками бульварного романа очень важную идею, которую я вложил в него.» Двойственность интонации: евангельская интонация и интонация от лукавого: «хлебом единым жив человек».
  • Разумный эгоизм.
  • Новые люди — апостолы Чернышевского.
  • Особенный человек Рахметов.
  • Идеи Чернышевского вошли в жизнь, а спустя приблизительно 50 лет вернулись в литературу (Лесков «Некуда», Достоевский «Записки из подполья»)
Таким образом, литература даёт адекватные ответы на вопросы, которые ставит сама жизнь.
Вот такая насыщенная впечатлениями поездка у нас получилась. 
Но Школьную Библиотекаршу, несмотря на массу положительных эмоций и впечатлений,  всё же терзают смутные сомнения: а надо ли это детям? И вообще, надо ли это? То есть, надо ли было везти детей (два десятых класса — это не шуточки) на рейсовом автобусе на ВВЦ, бегать там вокруг них вдвоём с Ириной Витальевной, как наседки. Пересчитывать — все ли на месте, и периодически дёргаться, когда кого-то не хватало.
 Если в детях осталось светлое, хорошее чувство после поездки, если они узнали что-то новое и интересное, и мир раздвинул перед ними свои границы, то конечно надо. А если нет?
Реклама