Метки

, , , , ,

«Хорошо ли это: брачная жизнь без любви? Довольно ли в браке одного уважения?  Кто отдал себя высшим целям, для того это хорошо. Но он жертвует своим счастьем и даже счастьем семьи. От таких браков дети не бывают здоровы, удачны и радостны… Помимо этого, брак без страсти — не устойчив.»

Это цитата из книги К.Э.Циолковского «Черты из моей жизни, подаренная нашей школе семьёй учёного.
Книга написана без прикрас, очень правдиво, с подкупающей искренностью. Начав читать, оторваться невозможно.
Никаких вторичных продуктов — обзоров или аннотаций, попавшей в её руки книги, Школьная Библиотекарша делать не стала, чтоб не испортить эмоционального впечатления. А решила просто привести некоторые фрагменты.
Циолковский, К.Э. Черты из моей жизни
[Текст] / К.Э.Циолковский.- Калуга:
Золотая аллея, 2002.- 148 с., ил.

Черты из педагогической жизни учёного:

 «Однажды,одной слабой девице, по ошибке, я поставил пять, но не стал её огорчать и не зачёркивал балл. Спрашиваю урок в другой раз. Отвечает на пять. Заметил, что дурные баллы уменьшают силу учащихся и вредны во всех отношениях.» 

«Ожидая назначения на место учителя, я проводил этот промежуток в деревне у помещика М. Занимался с его малыми детьми. Учил их грамоте. Мальчик спрашивает: «Зачем ставится в конце слов ер (ъ)?» «Это, — отвечаю, — по глупости». Также я раскритиковал и всю грамматику. Когда ребёнок встречал ер, то сначала становился в тупик, а потом замечал: «Знаю, это по глупости».

Черты из детской жизни:

«Пять — шесть лет. Не помню, кто показывал мне буквы. За изучение каждой буквы от матери я получал копейку.»

«Семи — восьми лет. Попались сказки Афанасьева. Начал разбирать их, заинтересовался и так выучился бегло читать.»  

«Восьми — девяти лет. Мне очень любопытно было смотреть, как лопаются лампочные стёкла, если их помажешь слюной. Сначала прощали, а потом обещали порку. Но я опять за своё. Спасла тётка, купившая стекло.» 

«Лет 10-11, в начале зимы, я катался на салазках. Простудился. Простуда вызвала скарлатину. Заболел, бредил. Думали, умру, но я выздоровел, только сильно оглох, и глухота не проходила. Она очень мучила меня… Последствия болезни, отсутствие ясных звуков, ощущений, разобщение с людьми, унижение калечества — сильно меня отупили… Отец рассказывал про себя, что он стал умственно развиваться с 15 лет. Может быть, и у меня отчасти сказалась эта черта позднего развития.»

«К 14 — 16 годам потребность к строительству проявилась у меня в высшей форме. Я делал самодвижущиеся коляски и механизмы. Увидел однажды токарный станок. Стал делать собственный. Сделал и точил на нём дерево… После этого последовал музыкальный инструмент с одной струной, клавиатурой и коротким смычком, быстро движущимся по струне. Он приводился в движение колёсами, а колёса — педалью.» 

Черты из юношества:

» С 16-ти до 19 лет. Отец вообразил, что у меня технические способности, и меня отправили в Москву. Но что я мог там сделать со своей глухотой! Какие связи завязать?.. Я получал из дома 10-15 рублей в месяц. Питался одним чёрным хлебом, не имел даже картошки и чаю. Зато покупал книги, трубки, ртуть, серную кислоту и прочее.» 

«Что я читал в Москве и чем увлекался? Прежде всего — точными науками… В  беллетристике наибольшее впечатление произвёл на меня Тургенев и в особенности его «Отцы и дети». На старости и это я потом переоценил и понизил.»

«Кстати, в Чертковской библиотеке я заметил одного служащего с необыкновенно добрым лицом. Никогда я потом не встречал ничего подобного. Видно, правда, что лицо есть зеркало души. Когда усталые и бесприютные люди засыпали в библиотеке, то он не обращал на это никакого внимания. Другой библиотекарь сйчас же сурово будил.» 

И просто черты из жизни:

«Я очень увлекался натуральной философией. Доказывал товарищам, что Христос был только добрый и умный человек, иначе он не говорил бы такие вещи: «Понимающий меня может делать то же, что и я, и даже больше.» Главное, не его лечение и чудеса, а его философия… Донесли в Калугу директору. Директор вызывает к себе для объяснений. Занял деньги, поехал…

— Имеете ли вы состояние?

— Ничего не имею.

— Как же вы — нищий — решаетесь говорить такие вещи!..

Я должен был обещать не повторять моих «ошибок» и только благодаря этому остался на месте…чтобы работать.»

«Иногда я помогал жене по хозяйству, даже шил ей рубашки на машине.» 

«Были маленькие семейные сцены и ссоры, но я сознавал себя всегда виноватым и просил прощения. Так мир восстанавливался.» 

В человеке изначально заложено природой стремление к счастью и совершенству — это основа всей системы этики Циолковского. Это волновало и занимало его всю жизнь. И главная цель всякой науки — дать ответ на вопрос, как сделать людей счастливыми.
Реклама